Последствия мемуаров «Согласие. Мне было 14, а ему — гораздо больше» для Габриэля Мацнеффа

Публикацией мемуаров «Согласие. Мне было 14, а ему — гораздо больше» Ванесса Спрингора учинила скандал в литературных кругах, навеки испортив репутацию писателя Габриэля Мацнеффа.

В книге личность Мацнеффа скрыта под «Г.», однако увидеть реального человека за персонажем общественности было совсем несложно. Все все знали, но не считали нужным об этом говорить.

Более нельзя было притворяться, что склонности Мацнеффа совращать детей не существует и даже те, кто не порицали писателя и долгие годы общались с ним, были вынуждены публично выразить свое возмущение.

Терять Ванессе было нечего. До публикации книги унижали ее, теперь она могла смело смотреть в глаза людям.

Издательство «Галлимар» прекратило продавать книги Мацнеффа, а прокуратура начала официальное расследование действий писателя. Также Габриэлю предъявили иски о преступлениях против несовершеннолетних, к сожалению, дела по этим искам были отменены.

В ответ Ванессе Габриэль, очевидно не испытывавший никакого раскаяния, написал роман «Vanessavirus». Уже одно название намекает, как он воспринимал Ванессу. Издательства отказались печатать «Vanessavirus», потому роман доступен только в электронном виде.

Стоит упомянуть и тех, кто поддерживал Мацнеффа во время скандала: 21-й президент Франции Франсуа Миттеран, политик Жан-Мари Ле Пен, политик Кристоф Жирар, модельер Ив Сен-Лоран.

«Г. любил во мне только одно — вещь мимолетную и быстротечную — мою юность»

Очередная история об украденной юности, о растоптанной личности, о равнодушных родителях.

Сколько бы я их ни читала, основа всегда одна — холодные, отчужденные, безразличные, неадекватные родители. Которым наплевать на собственных детей.

Они не будут выполнять свои обязанности и рассчитывают, что дети всему научатся сами. Ну как-нибудь без них.

Такие родители всегда скажут:

Ты была такая сильная для своего возраста. 

Ты была такая взрослая в свои годы. 

Ты должна была разобраться сама. 

Я ничего такого не помню. 

Вообще непонятно, для чего тогда нужны родители, если их нет рядом когда они нужны, если подростку грозит опасность, а неокрепший ум попадает в саморазрушительную ситуацию.

Биографический роман «Согласие. Мне было 14, а ему — гораздо больше» Ванессы Спрингора довольно аутичен и безжалостен. Ванесса не рассчитывает ни на чью поддержку, ничего не ждет. Она просто рассказывает свою историю и не ожидает даже, что ей поверят.

Мать и отец Ванессы разводятся.

На юную девочку обращает внимание педофил. Известный писатель Г. Ему 49 лет, ей 14. Довольно быстро между ними начинаются сексуальные (!) отношения. При молчаливом одобрении матери. Мать постоянно говорит: ты уже взрослая, решай сама. Дура.

Показательна сцена, когда Ванесса лежит в больнице и ее приходит навестить отец. Ванесса, чтобы его позлить, рассказывает об отношениях со старым мужиком (хотя там уже вроде весь город в курсе). Отец в гневе. Он орет на дочь, крушит мебель и… убегает. Суперпомощь и поддержка, спасибо, папа.

В процессе взросления и осознания происходящего, Ванесса понимает, что является лишь вещью для Г., а все ее фантазии о взаимной любви не имеют под собой оснований. Г., изображенный ею, жестокий похотливый извращенец, имеет однако большую поддержку со стороны общества.

Испытываю большое презрение и к подобным «писателямГ», и к таким «матерям», и «отцам».

Детство в тюрьме строгого режима

Представьте, вы ребенок. И ваши родители готовят вас к некой миссии.

Все очень серьезно, вам нельзя их подвести.

Вы мужественно проходите испытания и каждый день доказываете родителям, что достойны их любви.

Они все равно недовольны вами. Но вот у вас уже сдают нервы, в момент срыва вы хватаете нож и втыкаете его в руку, что-то крича. И тут, впервые, вы видите в глазах отца нечто похожее на гордость. Вот теперь он гордится вами.

Финал книжки «Рассказ дочери. 18 лет я была узницей своего отца» Мод Жульен довольно мутный.

Девочку готовили к великому будущему. И затем отпустили ее, так легко. Позволили ей выйти замуж, притом за симпатичного ей парня. Конечно, так она и сбежала.

Я ждала истории невероятного побега и преодоления сопротивления. Понятно было, что Мод на свободе, ведь само название книги уже громадный спойлер. Но не ожидала, что она сбежит так легко. Хотя нельзя забывать и доброго учителя музыки, сыгравшего важнейшую роль.

И все таки, почему отец Мод так легко сдался?

Ведь у него были такие наполеоновские планы на дочь.

Для чего он устроил ей ад в детстве, а затем так легко отпустил? Разочаровался? Сделал все, что мог? Это и был его план?

У меня сложилось впечатление, что Луи Дидье просто постарел. И интересы его сузились. Плюс он много пил и под конец жизни стал уже конченым алкоголиком.

К сожалению, я оказалась права, когда увидела в тексте книги голос проработанного психотерапией человека. Мод и правда много лечилась, пыталась избавиться от нанесенных ей травм, а в итоге и сама стала психотерапевтом. Счастливый финал для нее, но почему я пишу «к сожалению»?

Это вредит тексту. Мы видим не маленькую девочку, запуганную отцом, и ничего не знающую о реальном мире. Как она может так смело и критически мыслить, если она ничего не знает о мире за пределами забора? Ей не с чем сравнивать.

Было бы правдивее показать ее истинный голос страдающего несчастного ребенка, а не наделять ее таким суперразумом, который ясно видит сущность и отца, и матери. Надо было показать ее ограниченность, ее одиночество.

Отец готовил дочь к выживанию в концлагере. И устроил Мод детство в тюрьме строгого режима. Она выросла и сбежала на свободу. Однако тюрьма осталась в ней.

Как стать сверхчеловеком? На это способен любой

Как стать сверхчеловеком? На это способен любой, убежден отец Мод, Луи Дидье. Дело лишь в силе воли. Разум человека, мол, может все.

Луи покупает шестилетнюю Жанин из бедной шахтерской семьи. Когда девочка вырастает, он следит за качеством ее образования. Затем Луи женится на Жанин и удаляется от мира, чтобы, наконец, заняться своим главным проектом, ради которого все и затевалось — сделать из их с Жанин дочери Мод сверхчеловека.

Я пока еще в процессе чтения книги Мод Жульен «Рассказ дочери. 18 лет я была узницей своего отца», но у меня стойкое убеждение, что Мод прошла многих психотерапевтов. Потому что невозможно рассказывать об ужасах, пережитых ею в детстве, таким спокойным и полным жизни тоном душевно здорового человека. Любой другой на ее месте бы свихнулся, честное слово!

Мод должна быть готовой ко всему, никому не верить и не проявлять никаких чувств. Так учит ее отец. Месье Дидье придумывает для дочери множество правил и испытаний. Она ест черствый хлеб, не празднует дни рождения, помогает в разделке туш, ремонте, выращивании растений, печет хлеб. Мод держится руками за провод под напряжением, сидит в темном подвале, полном крыс, пьет алкоголь наравне со взрослыми. Ее не отдают в школу, не дают общаться с другими людьми и вообще не выпускают за пределы ограды их дома.

Успешна ли затея месье Дидье? НЕТ. ПОЛНЫЙ ПРОВАЛ.

Я думаю, кстати, здесь заключена основная проблема воспитания. История Луи Дидье, конечно, крайний случай, но многие родители пытаются вот так что-то вбить в своих детей, как-то их переделать. А это бесполезная затея и ее максимальный результат — нервные и прочие психические заболевания у детей.

Мод очень живой, любящий, открытый, любопытный ребенок. Она так красива в своей любви к собаке, пони, утке, голубю. Девочка любит животных.

Но Мод — маленький раб, принадлежащий отцу. Судьба Жанин ничуть не лучше — она РЕВНУЕТ ДОЧЬ к своему мужу. На психологическом уровне Жанин как будто так и осталась в своих шести годах, когда ее забрали из семьи.

Тайно Мод читает Достоевского, книги приключений, воображает себе другую жизнь и спрашивает себя: а ее ли вообще это родители, раз они так жестоко поступают с ней?

Что произойдет с человеком, зависимым от матери?

«Дикая игра. Моя мать, ее любовник и я». Книга Эдриенн Бродер стала первой прочитанной в этом году.

Название уже намекает на некую противоестественную связь. У матери есть любовник, но зачем об этом знать дочери? Более того, дочь посвящена в тайну похождений матери и помогает ей организовывать встречи, обманывая любимого отчима.

Девочка совсем юная, у нее только начался сексуальный интерес к противоположному полу. И тут такое.

Тайна матери буквально раздавливает несформировавшуюся личность Эдриенн.

Мать твердит, что дочь — ее лучшая подруга, сообщница. А девочка и рада стараться, вступая в конкуренцию за внимание матери с братом и еще одним братом, умершим до ее рождения.

Девушка растет в тесной взаимосвязи с матерью, у них буквально симбиоз, они не могут друг без друга. Впрочем, девочка переоценивает свою значимость в глазах матери.

Даже когда Эдриенн выходит замуж, ее мать для нее остается на первом месте:

«Я была предана матери, а не мужчине, с которым обещала провести свою жизнь».

Много позже, уже после нахлынувшей депрессии, Эдриенн внезапно осознает, что у нее как будто нет личности, и она начинает долгий путь к себе, изучая книги, общаясь с людьми, ища свое место в жизни.

Далеко не сразу я поняла, что книга основана на реальной истории и не является художественным вымыслом.

«Нет лекарства, которое помогло бы поскорее оправиться от горя»

Продолжаю читать книгу «Ослепительный цвет будущего» Эмили Пэн. Написанная в романтически-наивном стиле, книга все же довольно искренняя и правдивая.

История о том, как девушка переживает потерю матери. Также у нее непонятные отношения с ДРУГОМ детства (боже, ну откуда берутся эти няшные парни-друзья в искусстве, в жизни я такого не встречала). Конечно, понятно, что никакие они не друзья, между ними давно любовь, но разбираются в этом герои крайне медленно.

Героиня романа, Ли Сэндэрс, рождена в межрасовом браке. Ее отец американец, а мать родилась на Тайване. Отношения с родителями матери сложные: Ли ни бабушку, ни дедушку попросту никогда не видела.

Мать Ли после долгой депрессии покончила с собой. Однако книга о том, что со смертью ничего не кончается. Мать является дочери в образе птицы. В поисках ответов Ли отправляется на Тайвань, наверное, ей до последнего кажется, что она сможет вернуть свою маму, сможет найти все ответы и получить облегчение.

Опасное чтение

Все же решила не дочитывать книгу «Реальность» Питера Кингсли, вняв его предупреждению в начале книги о том, что она необратимо меняет читающего.

Таковы свойства многих религиозных текстов, текстов эзотерических и мистических.

Речь не только о том, что подобное чтение вкладывает в голову читателя убеждения и вводит в некий транс, гипнотизирует буквально. Дело сложнее.

За мистическими текстами всегда стоит некая, скажем так, потусторонняя сущность, нечто, что жаждет новые сердца, умы, души, энергию, внимание. Нечто, чему нужны новые жертвы на его метафорический алтарь. Эту сущность можно назвать демоном или идеей (а именно идеями были одержимы многие известные философы, но об этом как-нибудь позднее).

В случае с «Реальностью», Кингсли недвусмысленно упоминает богиню Персефону, владычицу царства мертвых.

Собственно, Питер расшифровывает некое знание, полученное от Персефоны путем практики инкубации (длительной неподвижности, особого сна). Персефона передает информацию через того же Парменида, а Кингсли расшифровывает философию Парменида и адаптирует ее для современного читателя.

Мне данная философия совершенно не близка. И то, что это знание переданное от самой богини, не впечатляет. Я не смогла заставить себя дочитать книгу «Реальность», пускай даже из исследовательского интереса. Не хочу через эту книгу получать некое посвящение в учение Персефоны, мне это совершенно не нужно.

В том и состоит опасность чтения определенных книг. Они и правда необратимо меняют. Нужно ли вам это?

Реальность не для всех

«Мне лучше записать это знание, пока оно не потерялось еще на две тысячи лет». Так начинается книга Питера Кингсли «Реальность».

Далее Питер предупреждает о необратимости последствий для тех, кто прочтет «Реальность». Мол, вы изменитесь навсегда и лучше не читайте, если не готовы, и я вас предупредил.

Окей, Питер, лучший способ вызвать интерес у потенциального читателя. И как тут остановиться?

С другой стороны, я уверена, это не маркетинговый ход и Питер вовсе не шутит. Все очень серьезно.

Жанр «Реальности» Питера Кингсли

Я затруднялась, к какому жанру отнести «Реальность» Питера Кингсли. Книжные магазины ставят «Реальность» на полку «психология», однако к психологии эта книга, на мой взгляд, не имеет никакого отношения. Я воспринимала ее ближе к «философии» или даже «мифологии», но в процессе чтения и различения элементов, составляющих текст (Парменид, западная модель мышления, богиня Персефона, мир мертвых, практика инкубации), я решила, что это, определенно, религиозная литература.

Питер не излагает собственную философию, он претендует на то, чтобы его толкованием Парменида прониклись читатели на уровне религиозном.

Если говорить обо мне, скучно стало уже на строчках о богине (хотя о практике инкубации я прочла с огромным интересом). Дальнейший текст напоминает идеи буддизма и прочих восточных религий, которые мне не близки. Все же я решила прочесть «Реальность» до конца, я еще в начале книги.

Тайная сверхцивилизация вампиров

Опять в книжке Пелевина старая тема про вампиров, жрущих человеческие эмоции, мысли и энергию. Помню, прежде она меня волновала. А сейчас даже неинтересно. Выдохлась-то темка.

В то же время, вампиры есть среди людей. Когда у соседа чего-то больше (энергии обычно), ее пытаются украсть. Задеть, вывести, развести на эмоции. Знаю людей, которые питаются энергией других людей и не скрывают этого.

А вы видели человека, окруженного толпой поклонников? Ему может жестко не хватать энергии и поклонники — доноры. Либо он использует энергию фанатов, как-то перенаправляет ее по собственным мистическим мотивам. Условно поклонники своим фанатением служат некой силе, о которой не имеют никакого понятия, а их кумир является проводником энергии этой силе.

Но в целом я не верю, что «вампиры» в виде сверхчеловеческой расы существуют. Представьте шахматную доску. Как будто игрока волнуют чувства пешки, слона или даже короля! Зачем ему энергия пешки? Перед ним просто фигуры. Способ победить противника. Никому не нужна энергия от шахматных фигур, никому не интересны их мысли. Фигуры эти также не имеют собственной воли, они подчиняются воле игрока. Ну вот люди — такие фигуры. Что они могут выбрать — так лишь то, на чьей стороне будут играть, а так играть будут ими.

Как-то так я отношусь к концепции энергетического вампиризма, вновь упомянутого в «Путешествии в Элевсин».